Нижегородка заявила в полицию, что ее изувечил муж-врач невролог

5295
Нижегородка заявила в полицию, что ее изувечил муж-врач невролог

Нижегородка Ирина Ястребова обратилась в отдел полиции №5 Нижнего Новгорода, заявив, что 2 октября 2019 года ее изувечил муж Дмитрий Ястребов – врач-невролог, практикующий в частных нижегородских клиниках. Об этом потерпевшая рассказала «Козе», считая, что обществу необходимо знать о фактах домашнего насилия. Госпожа Ястребова также решилась на то, чтобы опубликовать в СМИ свое фото, зафиксировавшее ее состояние после побоев.

В полицейском главке подтвердили, что в настоящее время по заявлению Ирины Ястребовой проводится проверка, запрошены документы из медицинских учреждений для установления тяжести вреда ее здоровью. Затем будет принято решение о возбуждении уголовного дела по соответствующей статье УК РФ.

«Коза» располагает медицинским документом, подтверждающим травму заявительницы. 12 ноября 2019 года в отделении челюстно-лицевой хирургии областной больницы ей проведена операция по устранению обширных дефектов свода черепа, лицевого скелета. Но в полицию она обратилась лишь 23 июля 2020 года.

Госпожа Ястребова пояснила, что ее конфликты с мужем начались на фоне его измен. По ее словам, в июне 2019 года он сам признался ей в адюльтере, раскаявшись.

«Узнав о его похождениях я, естественно, повела себя как любая женщина в подобной ситуации. Были слёзы, истерики, упрёки. Тем более что он постоянно провоцировал меня на это, вновь и вновь рассказывая подробности их связи», – вспоминает она.

2 октября произошла очередная ссора, в ходе которой, пишет Ирина, ее муж бросился на нее и ударил, после чего отобрал телефон, чтобы она не смогла ни с кем связаться.

«На следующий день он начал говорить, что раскаивается, что ничего не помнит и тому подобное, просил прощения. Вернул мне телефон, и я смогла сделать фото и послать своим подругам с объяснением ситуации. Я понимала, что мне нужно ко врачу, но Ястребов уверял меня, что это – просто гематомы, что всё пройдёт», – пояснила женщина.

Ирина также рассказала, что их сын-студент Всеволод также просил ее не обращаться в полицию, обещая в противном случае остаться с отцом, приняв его сторону.

«Позже, в разговоре с моей мамой, его бабушкой, сын признался, что отец запугал его, объяснив, что при возбуждении уголовного дела у сына будут проблемы, его могут признать едва ли не соучастником. Сын в момент случившегося находился в своей комнате, прибежал на мой крик, но отца попытался остановить только словами, – утверждает она. – Три недели я находилась практически под домашним арестом, лишённая медицинской помощи. Когда же стало ясно, что у меня не «просто гематома», он {муж} разрешил мне обратиться к врачу. Я сделала КТ в частной клинике «Академия ВИП», где имеется соответствующая запись в медицинской карте. По результатам КТ выяснилось, что у меня множественные переломы носа, перелом глазницы в двух местах, перелом скулы, трещина в черепе. Врач долго расспрашивал меня, где и при каких обстоятельствах была получена травма, я придумала историю про то, что поскользнулась и ударилась о край мусорного контейнера».

Ирина Ястребова сообщила, что операция была проведена ей по квоте, то есть бесплатно, но для этого ее муж, пользуясь своими связями, фальсифицировал большую часть медицинских документов для госпитализации.

«Так, данные о моём обследовании у профильных специалистов были им получены фиктивно, после обращения в Единый медицинский центр, – заявила она. – Такая же ситуация с кардиограммой. Врач-кардиолог Котин Дмитрий Борисович клиники «Гарант», где работает Ястребов, снял кардиограмму с Ястребова, но в документах было указано, что это моя кардиограмма», – заявила она.

К сожалению, в клинике «Гарант» выбрали тактику бросать трубки, не дослушав вопрос журналиста. Поэтому комментарии ее руководства получить не удалось.

Вместе Ирина и Дмитрий Ястребов не проживают с 29 ноября 2019 года, с 13 мая 2020 года они разведены. Со слов Ирины, уходя, муж оставил расписку, взяв обязательства выплачивать ей по 60 тыс. руб. в течение полугода, а также оплатить новую операцию, так как к ней не вернулась чувствительность правой половины лица. Но взятые им на себя финансовые обязательства он не исполнил.

Может ли врач, совершивший подобное, оставивший жену без медицинской помощи почти в течение месяца, работать с людьми? Этот вопрос Ирина Ястребова считает главным.

Задать вопросы Дмитрию Ястребову и взять его комментарии «Козе» также не удалось – он не ответил на телефонный звонок. Сын Всеволод пояснил, что папа делает это намеренно, избегая коммуникаций. По словам молодого человека, он не знает, кто избил его мать. Утверждает, что ее словам не верит.

В то же время подруги женщины – Марина и Елена – были единодушны: у них нет никаких оснований не доверять словам Ирины. Попросив не указывать в публикации их фамилий, они подтвердили, что Ястребовы конфликтовали.

«Дмитрия я знаю даже дольше, чем Ирину, – подчеркивает Елена. – Он профессионально занимался спортом… Я всегда считала, что у них всё хорошо. Но в последнее время Ирина мне очень часто жаловалась, что он зол с ней. Не агрессивен, но груб».

Елена поддержала решение Ирины предать огласке эту историю.

«Я знаю большое количество женщин, которые это терпят и скрывают. Поэтому я считаю, что за насилие должно быть наказание. Даже не для того, чтобы испугать мужчин. А чтобы женщины перестали бояться и открыто говорить об этом».

Напомним, нижегородский фотограф Ксения Вайт рассказала, почему приняла участие в акции против домашнего насилия #ЯНеХотелаУмирать.

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+

Читайте также:

Нижегородцев оштрафовали почти на 12 млн рублей за нарушение антикоронавирусных ограничений
Константин Барановский
Дзержинский ДКХ ждет на место директора Евгения Кобылянского, ушедшего со скандалом от Лепса
Ирина Еникеева
Нижегородцам, желающим построить дом в «Околице», придётся поискать другое место
Мария Попова